НЕЭФФЕКТИВНАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА

Прежде всего, надо признать, что государственная экологическая политика, принятая в РФ, - неэффективна. Её проявлениями являются и слабое выполнение Национального проекта «Экология», и участие России в Парижском соглашении, которое построено на ошибочной Концепции вины человечества за потепление климата на планете и отвлекает силы и средства от действительных экологических проблем. Самое главное, что эта политика не создаёт автоматических стимулов для природопользователей и органов власти к ответственному поведению по сохранению окружающей среды. Показательным является большая суета вокруг климатической повестки притом, что по данным Аналитического центра при Правительстве РФ за 2018 год только 10% (2,16 млрд тонн) из общего объема и распределения антропогенного воздействия на окружающую среду составляют парниковые газы (диоксид углерода, метан, озон). Остальные 90 % — это выбросы, сбросы и отходы промышленных и энергетических предприятий РФ, наносящие наибольший вред окружающей среде и населению.

 В начале ноября 2020 года Президент России Владимир Путин подписал Указ о сокращении выбросов парниковых газов в целях реализации Российской Федерацией своих обязательств по  Парижскому соглашению.  Указом президента Правительству России поручено обеспечить к 2030 году сокращение выбросов парниковых газов до 70% относительно уровня 1990 года с учетом максимально возможной поглощающей способности лесов и иных экосистем и при условии устойчивого и сбалансированного социально-экономического развития Российской Федерации. Назначение этого Указа не совсем понятно: он подтверждает обязательства РФ, взятые по Парижскому соглашению и уже перевыполненные из-за развала экономики СССР. Сейчас выбросы парниковых газов в РФ составляют, по разным оценкам, от 54-56% до 60% от уровня 1990 года.

В октябре 2020 года Минэкономразвития внесло в правительство документы из климатического пакета, в том числе законопроект о парниковых газах и Стратегию низкоуглеродного развития до 2050 года.  Считаю Стратегию слабой, но опять, с точки зрения сдерживания экологизации экономики, документ очень даже последовательный и, в то же время, создаёт иллюзию бурной деятельности. Я отрицательно отношусь к Концепции вины человечества за потепление климата на планете, которая вошла основой в Киотский протокол и Парижское соглашение. Серьёзной наукой данная Концепция не подтверждена, о чём и заявил в своём недавнем интервью академик РАН РФ, Почётный Президент Российского географического общества Котляков В.М.

Парижское соглашение - это не об экологии. Это - о власти, и потому используется, прежде всего, как инструмент для влияния на страны, экономика которых построена на углеродных технологиях. А к таким странам относятся практически все развитые страны. В этом смысле Минэкономразвития России сделал «хорошую» работу, но показал типичный пример страусиной политики, не предложив ничего для снятия рисков, например, установления углеродных таможенных налогов в ЕС для российских экспортёров продукции на этот рынок. Это сейчас является одним из основных внешнеэкономических рисков для российских предприятий-экспортёров и именно поэтому в РСПП создан Комитет по климату, который занимается данными проблемами.

РИСКИ ВВЕДЕНИЯ УГЛЕРОДНОГО НАЛОГА

По данным Института Проблем Естественных Монополий, (2016 г), ввод в ЕС углеродного налога в размере 15 $/т экв. CO2 потребует ежегодных выплат в размере $42 млрд, что соответствует 3,7 трлн руб. (курс руб. к евро 11.2020) Объём этих выплат равен 3,2–4,1% ВВП за 2015 год, 19–24% доходов федерального бюджета на 2016 год или 35–45% суммарного объёма Резервного фонда и Фонда национального благосостояния. В 2020 году уровень цен на квоты по СО2 уже колеблется в районе 26-28 Евро/тонна. Есть «предсказатели», говорящие о планах властей ЕС довести цены на квоты СО2 до 130 Евро/тонна. Делайте выводы…

Согласно KPMG (одна из крупнейших в мире аудиторских компаний –авт.) дополнительная нагрузка для российских предприятий при вводе углеродного налога в РФ оценивается в 1 трлн руб. в год (0,9% ВВП РФ в 2019). Основными реципиентами рисков ввода углеродного налога в России являются ТЭК и отрасли промышленности с высокой энергоёмкостью или значительными удельными выбросами: энергетика, металлургия, производство азотных удобрений, Целлюлозно-бумажная промышленность, производители цемента.

Оба этих варианта расчёта плохо учитывают синергетический эффект от таких планов ЕС. Он будет катастрофическим для экономики РФ, учитывая её углеродную основу.

Предлагаю два сценария действий по снижению рисков введения углеродного налога: «Оборона» и «Нападение».

В первом случае, необходимо создание национальной системы учёта углеродного следа, методики определения поглощающей способности СО2 российской природой. Сегодня, по международным расчётам, поглощающая способность российской природы составляет всего 590 млн.т. СО2, что составляет лишь 25% от выбросов СО2, которые генерирует сама РФ (2,2 млрд.т. в год). О какой «Донорской роли по поглощающей способности СО2» РФ для мира в этих условиях можно говорить? Получается, что в РФ лесов меньше чем в Финляндии. Такова международная система подсчётов поглощающей способности лесов, которая учитывает только государственные леса (в РФ это около 14% всех лесов) и не считает деревья и кустарники ниже 2 м высотой, тундру и болота. Как не вспомнить знаменитое «Важно, как посчитают».

Поэтому необходимо создать национальную систему учёта поглощающей способности СО2 природным комплексом РФ и, самое главное, чтобы эта методика отражала истинную ситуацию и была признана международными организациями. Тогда российские предприятия, по нормальной логике, должны быть получателями дополнительных квот по СО2 бесплатно, а не плательщиками. Это уже задача Правительства РФ, поскольку климатическая повестка превращается в вопрос суверенитета страны.

НОВАЯ ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА (НЭП)

Для реализации второго варианта («Нападение»), целью которого является Международное признание РФ как экологически ответственной державы, необходима Новая экологической политика (НЭП), так как в настоящее время экологическая политика РФ, по моему мнению, неэффективна и основана на принципе «Экономика и экология – категории несовместимые». Именно поэтому ужесточение экологических требований воспринимается бизнесом и Лицами, Принимающими Решения как отягощение экономической деятельности, а, значит, не нужны эффективные органы власти, ответственные за экологию. Что и объясняет, в том числе, постоянную чехарду с топ-чиновниками в структурах Минприроды и Росприроднадзора РФ, а также отсутствие у Минфина РФ умения считать мультипликативный эффект от экологических инвестиций РФ. За это Минфин РФ критикуют даже эксперты ЦБ РФ. Без изменения экологической политики эти перестановки кадров и такая антиэкологичная структура госбюджета РФ будут продолжаться. Не просматриваются и реальные шаги по системной экологизации экономики России.

 Какой-же должна быть эффективная экологическая политика?