Экология духа

 Евгений СОСЕДОВ,                               заместитель председателя  Центрального   совета  ВООПИиК, лауреат премии  Президента   РФ для  молодых деятелей  культуры:

"С каждым годом все острее встает вопрос о необходимости создания государственной программы консервации архитектурного наследия России, в первую очередь, церквей в селах и малых городах".  

В настоящее время на территории нашей страны в аварийном и руинированном состоянии находится около 6 тысяч храмов. Наиболее сложная ситуация наблюдается в Центральной России (например, в Тверской, Ярославской, Костромской областях и даже Подмосковье), в Поволжье, Северо-Западном округе. В таком же положении находится подавляющее большинство русских усадеб, включая памятники первого ряда.

Основной проблемой их сохранения является отсутствие крыш. Здания лишены элементарной защиты от дождя и снега, что в нашем климате приводит к резкому ускорению процесса их разрушения и быстрой гибели. Ежегодно падают кресты и своды, осыпаются прекрасные росписи, проваливаются полы, гниют еще сохранные иконостасы, храмы зарастают сорным лесом. Этот процесс ускоряется с каждым днем. 

Между тем, среди таких храмов – памятники архитектуры и монументальной живописи мирового значения. Они являются ключевым элементом культурного ландшафта России, сохраняющим основы национальной идентичности. Вокруг каждого храма есть некрополь, а часто и воинские захоронения, которые, как правило, находятся в ужасающем состоянии.

При сохранении существующего положения через 10–15 лет весь этот огромный пласт духовного, исторического и архитектурного наследия России может быть окончательно потерян. Имеет место грандиозная культурная катастрофа, по своему масштабу превышающая все разрушения советского периода и даже Великой Отечественной войны.

Поскольку количество памятников архитектуры, требующих спасения, очень велико, то единственным технологически доступным и экономически обоснованным способом их сохранения в современных условиях является консервация, то есть выполнение первоочередных противоаварийных работ. Эти работы включают в себя создание или ремонт кровли памятника, укрепление конструкций, стен, фундаментов, сводов, расчистку территории и пр.

В целом на консервацию каждого объекта может быть затрачена относительно небольшая сумма (от 1 до 15 миллионов рублей в зависимости от размера, сложности объекта и степени разрушений). Однако каждый год промедления значительно увеличивает размер необходимых вложений. Для сравнения, на реставрацию находящегося в хорошем состоянии храма святителя Николая в Трех Горах в Москве выделяется более 1 млрд. рублей. На благоустройство Москвы в 2019 г. было потрачено около 300 млрд. руб.

Идея массовой консервации сельских церквей, изложенная в обращении ВООПИиК, была поддержана Святейшим Патриархом Кириллом и озвучена на заседании Высшего Церковного Совета 25 июля 2018 г.

Параллельно необходимо решение вопросов с имущественным и охранным статусом храмов, оформлением всех необходимых документов на них как на государственную собственность и объекты культурного наследия. Отсутствие документации часто препятствует восстановлению таких объектов.

Спасение гибнущих памятников архитектуры, стоящих в центрах наших сел и малых городов, имеет колоссальное социально-экономическое и духовное значение для поддержки этих территорий, вывода их из депрессивного состояния, развития инфраструктуры, а главное – для поддержки местных жителей.

Начало работ по расчистке территории и консервации храма нередко становится и началом восстановления прихода и возрождения села, у сельских жителей исчезает чувство обреченности.

Приведенная в минимальный порядок церковь (там, где нет прихода) может работать как часовня с богослужениями на престольный праздник, как объект туристического показа. 

В этой связи предлагается создать национальную программу консервации архитектурного наследия (в рамках программы «Культура России» или отдельно). Распределение средств должно осуществляться, исходя из историко-культурной значимости и объективной оценки физического состояния объектов. Также необходимо создание координационного и экспертного центра при Минкультуры России, который бы оказывал методическое сопровождение и административную поддержку программы и деятельности общественных объединений в данном направлении.

Собственных ресурсов и усилий общественных организаций хватает для спасения лишь единичных объектов, а зачастую мы сталкиваемся с бюрократическими препонами, на преодоление которых уходят целые годы. Программа консервации архитектурного наследия получит самую широкую общественную поддержку экспертного сообщества, СМИ, благотворителей, будет способствовать патриотическому воспитанию молодежи.

Все специалисты сходятся на том, что срочное проведение широкомасштабных противоаварийных работ – единственный путь спасения отечественного архитектурного наследия. Об этом еще в 1970-е годы говорил академик Д.С. Лихачев, с тех пор ситуация значительно ухудшилась.

Также на федеральном уровне или в регионах могут быть созданы и благотворительные общественно-государственные фонды, которые могли бы направлять средства на консервацию независимо от того, в чьей собственности находится памятник. Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК), МОБО «Центр «Сельская церковь», проект «Общее дело» и иные общественные организации, которые имеют многолетний практический опыт спасения гибнущих церквей, готовы оказать всемерное содействие в этой работе. 

Фото: Владимир Мухаметчин (журнал Eclectic). 

Красногорск, Московская область

 

ГДЕ КРЕСТИЛИ "БАРЫШНЮ - КРЕСТЬЯНКУ"

ЦЕНТР «СЕЛЬСКАЯ ЦЕРКОВЬ» 

организовал волонтерские работы в Селе Гагарино (Пичаевский район,Тамбовская обл.) Здесь находится Воскресенская церковь - прекрасный архитектурный памятник, построенный в 1833 году А.А. Пашковым, племянником владельца «Дома Пашкова» в Москве и прадедом генерала Скобелева. Пашков был предводителем народного ополчения в войне 1812 года. Он был богат и знатен, владел землёй и крепостными в нескольких губерниях. Церковь, построенная им в Большом Гагарине, отличается величиной, монументальностью и роскошью интерьеров. Дочь Пашкова Дарья стала прообразом героини повести А.С. Пушкина «Барышня – крестьянка». Рядом с храмом сохранился прекрасный усадебный парк.